Как учёные со всего мира спасают редких птиц на северо-востоке страны

Кулик-лопатень — небольшая птица из семейства бекасовых, живёт только на северо-востоке России. Форма клюва в виде плоской угловатой лопатки на конце дала название этому виду птиц. Лопатни — моногамные птицы, однако после вылупления птенцов пара распадается до следующего лета. Гнездятся на побережьях Чукотки и севера Камчатки.

Первых куликов учёные «высидели» в Англии

 О том, что популяция куликов-лопатней стремительно сокращается, учёные начали говорить ещё в начале двухтысячных. По данным подсчётов, ещё в 1982 году численность пар лопатней по всему ареалу оценивалась в две тысячи. В 2000 году, когда специалисты начали изучать старые места гнездования, выяснилось, что численность популяции упала почти в десять раз.

В некоторых местах лопатень либо и вовсе исчез, например на косе Беляка на севере Чукотки, либо уменьшил численность до одной-двух пар, как случилось около населённых пунктов Беринговский и Хатырка на юге полуострова. С 2010 года численность популяции упала ещё в два раза, и через десять лет вид мог окончательно исчезнуть. На снижение численности популяции повлияли активное освоение приливно-отливных зон и охота на этих птиц в Китае и Юго-Восточной Азии.

Программа «Путёвка в жизнь» появилась по инициативе международной команды учёных во главе со специалистами Русского общества сохранения и изучения птиц. Активное участие принимают также специалисты Зоологического музея МГУ, Фонда защиты водно-болотных угодий (WWT), Королевского общества охраны птиц (RSPB, Великобритания), Московского зоопарка, Фонда защиты мангров (Китай) и многих других природоохранных организаций из разных стран. Программа была одобрена Минприроды и стартовала в 2012 году.

«Путёвка в жизнь» появилась как дочерняя программа разведения лопатней в неволе. Тогда учёные вывезли 40 яиц в Англию, где выяснилось, что продуктивность при искусственном инкубировании примерно в пять-шесть раз выше, чем в дикой природе. Специалисты поняли, что есть возможность увеличить численность молодых птиц, «высиживая» птенцов непосредственно на месте гнездования лопатней. Оно располагается рядом с небольшим селом на юге Чукотки — Мейныпильгыно в 246 километрах от Анадыря.

«Суть программы заключается в том, что на места гнездования возвращается столько же птенцов, что и в условиях дикой природы, но выживаемость яиц и птенцов выше. Они совершенно не страдают от того, что их выращивают люди. И когда программа сработала, мы начали её расширять, увеличив количество яиц для искусственного инкубирования с 10 до 40 штук. Обычно мы берём меньше яиц, и, например, на наших 20 птенцов в дикой природе из-за вмешательства хищников или неблагоприятных погодных условий встаёт на крыло всего два-три птенца», — рассказывает начальник экспедиционного отряда проекта «Путёвка в жизнь», эксперт Русского общества по сохранению и изучению птиц Николай Якушев.

Учёные и сами выполняют роль природных хищников, изымая яйца из гнёзд. Но задача специалистов — закладывать яйца в инкубатор на опасное для них время, инкубировать, доращивать птенцов до лётного состояния и выпускать в природу.

Сложности короткого полевого сезона

Учёные прибывают каждый год на Чукотку в третьей декаде мая. Изначально приезжает шесть-восемь человек — орнитологи, которые занимаются общим обследованием фауны, ищут гнёзда, и авикультуристы (выращивают птенцов). Учёные снимают дом для инкубаторской, тщательно вымывают и дезинфицируют его, ставят инкубаторы. Примерно полторы недели техника калибруется, проверяется каждые полчаса, потому что цена ошибки крайне велика. Каждое изъятие яиц — постоянная гонка с хищниками.

Параллельно выращиванию лопатня ведётся и изучение фауны Южной Чукотки. За сезон в Мейныпильгыно работает 25−30 человек из России, Китая, Германии, Великобритании, Сингапура, Бангладеш. Это орнитологи, специалисты по беспозвоночным, сотрудники международных природоохранных организаций, работающие в Китае. Им важно видеть весь цикл охраны лопатня — от зимовок до севера.

«Главная проблема работы заключается в логистике и снабжении, всё надо продумывать заранее. Если у тебя нет аккумулятора, то здесь ты его не купишь. Полевой сезон довольно короткий, лопатни находятся на Чукотке всего два месяца. И если ты что-то не успел сделать по причине неработающего квадроцикла, то возвращайся в следующий сезон. Я подсчитал, что как-то за два дня проехал 100 километров на квадроцикле, чтобы только выловить в водоёмах дафний для кормления птиц», — рассказывает Якушев.

По его словам, огромную поддержку учёным оказывают жители села, без них проект вряд ли бы состоялся. Мейныпильгынцы подсказывают учёным, где находятся гнёзда, а также решают множество технических и координационных задач. За сезон учёные охватывают поисками площадь в 800 квадратных километров, часть которой покрыта водой.

Временный дом для кулика

Лопатни прилетают на юг Чукотки 1 июня, а через две недели делают кладку. Задача учёных — забрать яйца до 21 июня, тогда родители успеют сделать компенсаторную кладку. Если птицы не окольцованы, то им подкладывают искусственные яйца, чтобы удержать на гнезде, и кольцуют, после чего искусственные яйца забирают, а птицы могут построить новое гнездо.

Яйца из гнёзд (а они могут располагаться и в 20 километрах от села) кладут в переносной инкубатор и бережно везут во временный дом. Там работают инфракрасные и ультрафиолетовые лампы, создавая эффект солнечного излучения. Один специалист обязательно несет 24-часовую вахту в доме, следя, чтобы электричество работало бесперебойно.

После вылупления птиц некоторое время держат в доме, кормят и, как только они набирают определённый вес (13−16 грамм), перевозят в открытый вольер в четырёх километрах от посёлка. Это переделанная теплица с внутренними (чтобы птенцы не ударились об каркас) и наружными (защищают от хищников) сетками, а сам птичий дом окружён электрическим забором. Здесь птенцы живут до того, как им исполнится 19−21 день, до того момента как они начинают летать.

«После этого мы выпускаем птиц, разбираем вольеру, чтобы не привлекать внимание хищников, и ещё неделю живём там, отпугивая поморников и лис, пока птенцы сами не научатся опознавать опасность. Большинство поведенческих реакций у куликов — врождённые. Птенцы, как и родители, уклоняются от крупных движущихся объектов. И когда начинают летать, достаточно трёх-четырёх дней, чтобы они подучились и начали бояться наземных хищников. Потом мы ведём учёты до того момента, пока птицы не покидают Чукотку — 15−20 августа. Дальше наши пути расходятся — мы улетаем в среднюю полосу России, а они — в Юго-Восточную Азию», — говорит Якушев.

Умеренный рост популяции

По словам учёного, мейныпильгынская популяция куликов-лопатней показала небольшой рост в 2018 году. Тогда учёные насчитали 16 пар (ранее их было 13). Для популяции это значительная цифра. Из известных мест гнездования птицы, где ведётся мониторинг, такого роста больше нигде нет.

«В среднем в места рождения возвращается 10% птенцов. Птенец очень уязвим — летает хуже взрослой птицы, опыта у него меньше. И пока он в одиночку летит шесть тысяч километров до Мьянмы, его поджидает множество опасностей — от хищников до охотников. Часть молодых птиц при возвращении на места гнездования может оседать южнее, например, одна известная нам самка, появившаяся на свет в 2014 году в диких условиях, через два года загнездилась в 40 километрах от места рождения. Вполне возможно, что и некоторые выращенные нами лопатни поступают так же. Пока что не надо ждать взрывного роста популяции, но защитные меры для её сохранения принимаются», — рассказывает Якушев.

Кулик как датчик

Как отмечает учёный, популяция лопатня всегда была малочисленной, но именно по этому кулику ярче видно изменение численности многих птиц. Это флагман, который говорит о проблемах их пролётного пути, заставляет людей задуматься и принимать определённые меры. То, что «инициировано» лопатнем, направлено на защиту всей экосистемы. «Приливно-отливные экосистемы не менее важны, чем коралловые рифы.

Приливно-отливные зоны — грязь на границе океана и суши, их не любят, как красивые кораллы. Всегда считалось, что ценности эта грязь не представляет и лучше всего построить там порт или насыпать пляж. Но эти зоны тоже нужно охранять, сотни миллионов птиц очень зависят от этих мест», — рассказывает начальник экспедиционного отряда проекта «Путёвка в жизнь».

Сейчас Китай наложил мораторий на изменение приливно-отливных зон, запретив частные стройки. Борются с охотой на куликов в Китае, Мьянме, Бангладеш. К слову, на Чукотке проблем у птицы нет — она неинтересна для охоты, а отдалённость территории исключает какие-либо преобразования окружающего ландшафта.


Источник: https://dv.land/territory/vysizhivanie-kulika

Выберите вариант регистрации как:

Физическое лицо
Эксперт

Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Войдите в свой аккаунт

Забыли свой пароль? Регистрация

Войти с помощью:

Восстановление пароля

Ваш пароль успешно выслан вам на email

Форма авторизации на сайте
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Регистрация на Портале с помощью электронной почты

Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Спасибо за регистрацию. Теперь можете войти на портал с помощью логина и пароля.

Зарегистрируйтесь на Портале.

Выберите удобный для Вас вариант регистрации.



или


Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Регистрация Эксперта на Портале







Нажимая «Зарегистрироваться», я принимаю Политику конфиденциальности Портала и мобильного приложения.

Спасибо за регистрацию. Теперь можете войти на портал с помощью логина и пароля.

Портал образования Хабаровского края создан по инициативе КГБОУ ДПО ХКИРО. Вы так же можете скачать мобильное приложение профессионального образования Хабаровского края. Мобильное приложение разработано для iOS и Android.